Синдром возникает, когда количество бактериальных клеток в тонком кишечнике превышает 105 в 1 мл содержимого. Чаще всего страдают новорожденные и пожилые. До 50% тяжелых поносов у младенцев вызвано именно этим синдромом. Страдают от этого синдрома диабетики – до 45% больных. У взрослых этот синдром является одной из причин мальабсорбции или нарушения всасывания пищевых веществ.

Микрофлора кишечника

Причины

Их несколько, основные такие:

  • Спайки кишечниканарушение движения пищевого комка по тонкой кишке – кишечная непроходимость вследствие спаек, опухолей, оперативных вмешательств, свищи между тонкой и толстой кишкой, дивертикулы или мешковидные выпячивания, болезнь Крона, лимфомы и подобное;

  • отсутствие илеоцекального клапана или баугиниевой заслонки – клапана, отделяющего тонкую кишку от толстой;
  • уменьшение количества соляной кислоты в желудке – состояние после ваготомии, удалении части желудка, длительное применение антацидных средств, в том числе ингибиторов протонного насоса (Омепразол, Лосек), пожилой возраст;
  • нарушение моторики всего пищеварительного тракта – диабетическая нейропатия, целиакия или непереносимость глютена, амилоидоз или отложение измененного белка-амилоида,
  • снижение функции щитовидной железы;
  • состояние иммунодефицита или ВИЧ/СПИД;
  • цирроз печени;
  • хронический панкреатит;
  • алкоголизм;
  • наиболее частая причина у младенцев – санитарные нарушения, когда стерильный при рождении кишечник заселяется неподходящей микрофлорой.

Почему увеличивается количество бактерий?

Для поддержания нормального количества бактерий в тонкой кишке (менее 105 клеток в 1 мл) существуют 3 механизма:

  • наличие баугиниевой заслонки или илеоцекального клапана, который пропускает содержимое в одну сторону – из тонкой кишки в толстую, и никогда наоборот;
  • нормальная двигательная активность всего кишечника, когда периодически происходят перистальтические сокращения или волны, благодаря которым пища последовательно продвигается из желудка по направлению к анусу;
  • достаточный уровень секреции соляной кислоты, который подавляет избыточный рост бактерий.

Если любой из этих факторов ослабевает или выпадает, начинается неконтролируемый рост количества бактерий. По количеству и составу микрофлора тонкого кишечника начинает напоминать таковую в толстом (количество – до 1010 клеток в 1 мл).

Микрофлора кишечникаПревышение количественного состава вдвое вызывает воспаление, нарушение всасывания полезных веществ. Так, чрезмерно размножившиеся бактерии поглощают практически все количество витамина В12, и у человека развивается тяжелейшая поливитаминная недостаточность. Нарушается метаболизм желчных кислот, что изменяет всасывание жиров и их избыточное выведение (стеаторея), а также железа.

Изменяется слизистая оболочка кишечника, на которой происходит пищеварение. Ворсинки подвергаются атрофии, крипты увеличиваются в размере и разрастаются, в подслизистом слое скапливаются лимфоциты.

Симптомы

Проявления неспецифичны, характерны для многих других расстройств пищеварения:

  • Синдром мальабсорбциинерезкие боли в животе;
  • тошнота;
  • урчание и вздутие;
  • диарея – жидкий водянистый стул, пенистый;
  • снижение массы тела у взрослых или недостаточная прибавка у младенцев;
  • нарушение всасывания всех питательных веществ (мальабсорбция).

У некоторых людей никаких проявлений нет, кроме похудения по неизвестной причине. Болезнь обнаруживается после обследования.

Мальабсорбция становится причиной второго круга расстройств: анемии, авитаминоза, образования оксалатных камней в почках. Если ничего не делать, то постепенно нарушаются все функции органов.

Диагностика

Заподозрить заболевание позволяет клиническая картина в сочетании с данными о жизни человека: пожилой возраст, алкоголизация, постепенное снижение веса, вторичные расстройства метаболизма. У малышей обращает на себя внимание отставание в весе, задержка физического развития.

«Золотой стандарт» — выращивание бактерий из аспирата тонкой кишки. Однако это травматичное и дорогостоящее обследование, используется оно редко.

Порядок проведения тестаНа практике чаще применяется дыхательный водородный тест. Пациенту дают выпить растворенную лактулозу, далее воздух выдыхается в мундштук анализатора каждые 15 минут в течение полутора часов.

Газоанализатор обнаруживает в выдыхаемом воздухе водород, который образуется только в процессе обмена веществ, происходящего без доступа воздуха (анаэробного). Так обнаруживается отдел кишечника, в котором обмен протекает наиболее интенсивно, потому что количество бактерий там намного превышает нормальное.


Используется также анализ крови на D-ксилозу. Это вещество в природе не существует, является искусственным углеводом, всасывается исключительно в тонкой кишке. Его дают выпить, а затем исследуют кровь и мочу. Здоровый человек выделяет 80% выпитой дозы. Если вещество не всасывается, то в кровь и мочу не поступает, обнаруживаются остаточные количества.

Лечение

Основные принципы – возмещение тех веществ, которых организму недостает, и подавление роста бактериальной флоры на фоне щадящей диеты.

Питание

Основные принципы:

  • Как правильно питатьсяотказ от сладкого, особенно искусственных подсластителей (разрешается не более 1 чайной ложки натурального сахара в день);
  • исключить бобовые;
  • не более 250 г/сутки белковой пищи – постное мясо птицы, нежирная рыба или яйца;
  • минимум картофеля, макарон, круп и хлеба – не более 300 г в сутки (всех углеводистых продуктов);
  • 1 яблоко в день;
  • овощи в тушеном или запеченном виде;
  • отказ от молочных продуктов и кофе;
  • употребление достаточного количества воды – не менее 30 мл на кг веса в сутки.

Антибиотики

Назначаются коротким курсом на 1 неделю, применяются высокие дозы. Используются разные группы: тетрациклиновые, цефалоспориновые, содержащие клавулановую кислоту и другие.

После курса делается перерыв на 2 недели, и далее используют другой антибиотик, тоже в течение недели.

Дополнительные препараты

Используются бактерицидные и противопротозойные препараты – Ко-тримоксазол, метронидазол и подобные.

По показаниям используются пищеварительные ферменты, особенно замещающие секрет поджелудочной железы – Мезим, Пензитал и подобные.

Профилактика

Лучшая профилактика – лечение основного заболевания, которое привело к развитию синдрома избыточного бактериального роста. Преодолеть этот синдром практически не удается у алкоголиков, большую проблему он представляет у пожилых и оперированных пациентов. В этом случае курсовое лечение приходится повторять несколько раз в год.

prokishechnik.info

Комментарии Опубликовано в журнале:
«ВРАЧ»; № 12; 2010; стр. 1-3.

В. Авдеев, кандидат медицинских наук, МГУ им. М.В. Ломоносова

Рассмотрены клинический синдром избыточного роста бактерий в тонкой кишке, различные причины и механизмы его развития. Приведены алгоритмы диагностики и терапии указанной патологии, при этом особое внимание уделено роли антибиотиков.


Ключевые слова: синдром избыточного роста бактерий в тонкой кишке, мальабсорбция, ферментные препараты, антибиотики.

Small Bowel Bacterial Overgrowth Syndrome: Diagnosis And Treatment

V. Avdeyev, Candidate of Medical Sciences M.V. Lomonosov Moscow State University

The paper considers the clinical syndrome of small bowel bacterial overgrowth and various causes and mechanisms of its development. It gives algorithms for the diagnosis and therapy of the above abnormality with particular emphasis on the role of antibiotics.

Key words: small bowel bacterial overgrowth syndrome, malabsorption, enzyme preparations, antibiotics.

Синдром избыточного роста бактерий в тонкой кишке наряду с целиакией и внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы относится к наиболее частым причинам мальабсорбции. В содержимом тонкой кишки здорового человека присутствует небольшое количество грамположительных аэробных бактерий (не более 105 в 1 мл). При избыточном росте бактерий в тонкой кишке наблюдаются следующие изменения:

  • избыточное заселение бактериальной микрофлорой тонкой кишки (в концентрации >105 микроорганизмов в 1 мл аспирата из тощей кишки);
  • качественное изменение бактериальной микрофлоры тонкой кишки (присутствие так называемых фекальных микроорганизмов — грамотрицательных колиформ, облигатных анаэробных бактерий);

  • нарушение всасывания определенных пищевых веществ, особенно жиров и витамина В12.

    Этиология и патогенез. Основными причинами развития синдрома избыточного роста бактерий в тонкой кишке являются:

  • нарушение эвакуации из тонкой кишки, ненормальное сообщение между тонкой и толстой кишкой: частичная кишечная непроходимость (стриктуры, спайки, опухоли); оперативное отключение части кишки от пассажа содержимого; наличие свищей между тонкой и толстой кишкой, резекция илеоцекального сфинктера; дивертикулы тонкой кишки; хроническая интестинальная псевдообструкция;
  • гипо- и ахлоргидрия: состояние после резекции желудка, ваготомии; атрофический гастрит; применение лекарственных средств (ингибиторы протонной помпы и Н2-блокаторы в высоких дозах);
  • другие причины: иммунодефицитные состояния; хронический панкреатит; цирроз печени; терминальная почечная недостаточность; злоупотребление алкоголем, алкогольная болезнь печени.
  • В области хирургических анастомозов, при образовании перемычек, спаек, стриктур может нарушаться продвижение содержимого по кишке. Аналогичные условия возникают в длинном отключенном сегменте тонкой кишки после наложения илеоеюноанастомоза. Толстокишечные бактерии нередко колонизируют дивертикулы тонкой кишки и дупликатуры, в результате чего также происходит их избыточный рост. Еще одна причина избыточного бактериального роста — хроническая интестинальная псевдообструкция; этим термином обозначают совокупность состояний, имитирующих приступы механической обструкции в отсутствие ее источника.
    тестинальная псевдообструкция сопровождает заболевания, вызывающие патологию гладкой мускулатуры или нервного аппарата тонкой кишки: системную склеродермию, амилоидоз, миотоническую дистрофию, болезни Паркинсона, Гиршпрунга, Шагаса, гипотиреоз, сахарный диабет, гипопаратиреоз, феохромоцитому, а также может быть следствием приема лекарственных средств (фенотиазидов, трициклических антидепрессантов, ганглио-блокаторов, клонидина). Фактором риска развития синдрома избыточного роста бактерий в тонкой кишке является пожилои возраст, для которого характерны снижение секреторной функции желудка, нарушения моторно-эвакуаторной функции желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), хронические заболевания и постоянный прием лекарственных препаратов.

    Клиническая картина. Проявления синдрома избыточного роста бактерий в тонкой кишке различны и определяются характером поражения тонкой кишки. Наиболее важные его симптомы: снижение массы тела, диарея, стеаторея, образование оксалатных конкрементов в почках, недостаточность витаминов А, D, Е, К и В12. При синдроме избыточного роста бактерий в тонкой кишке происходит преждевременная конъюгация желчных кислот. Образовавшиеся вторичные желчные кислоты вызывают диарею, и происходит их потеря, в результате чего развивается билиарная недостаточность и возможно развитие желчнокаменной болезни.
    еньшение в просвете кишки количества конъюгированных желчных кислот, обеспечивающих эмульгирование жиров и активацию панкреатической липазы, приводит к стеаторее, нарушению всасывания жирорастворимых витаминов. Избыточный рост бактерий может непосредственно вызывать повреждение эпителия тонкой кишки, так как метаболиты ряда микроорганизмов оказывают цитотоксическое действие. Оксалаты, содержащиеся в пище, в норме связываются в просвете кишки с кальцием и выводятся с калом. Если возникает потеря желчных кислот, в просвет кишки поступает большое количество свободных жирных кислот, связывающих кальций. Так как концентрация ионов кальция в просвете кишки уменьшается, увеличивается всасывание свободных оксалатов, что приводит к образованию оксалатных конкрементов. Бактериальные токсины, протеазы, другие метаболиты связывают витамин В12, что ведет к его дефициту и развитию макроцитарной В12-дефицитной анемии.

    Диагностика. Клиническая картина заболевания в сочетании с преклонным возрастом, данными анамнеза, результатами лабораторных и инструментальных исследований (операции на ЖКТ, наличие сахарного диабета, склеродермии, амилоидоза, дивертикулов тонкой кишки, ахлоргидрии, стеатореи, В12-дефицитной анемии, злоупотребление алкоголем (АБП) и пр.) позволяют предполагать диагноз избыточного роста бактерий в тонкой кишке.

    Прямое определение избыточного роста бактерий в тонкой кишке (выращивание культуры из аспирационного материала тонкой кишки) считается «золотым стандартом» диагностики синдрома, но представляет большую сложность и редко используется в клинической практике. Непрямые водородные дыхательные тесты с глюкозой и лактулозой значительно проще и дешевле и, кроме того, неинвазивны. Специфичность и чувствительность дыхательного теста с глюкозой (78—83 и 62—93% соответственно) приемлемы как для скрининга, так и для клинических ситуаций.


    Дифференциальную диагностику необходимо проводить с другими причинами синдрома мальабсорбции, в первую очередь — целиакией и внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы.

    Лечение. Лечение синдрома избыточного роста бактерий в тонкой кишке предусматривает терапию основного заболевания, заместительную терапию синдрома мальабсорбции и антибактериальную терапию. В первую очередь необходимо исключить прием препаратов, подавляющих желудочную секрецию и моторную функцию ЖКТ. Во многих случаях на первый план выступает терапия, направленная на лечение основной причины заболевания (например, при диабетической нейропатии, системной склеродермии, амилоидозе, распространенном дивертикулезе тонкой кишки). Нередко хирургическая коррекция нецелесообразна или невозможна, и для улучшения пассажа содержимого назначают прокинетики. Однако установлено, что обычные стимулирующие моторику препараты малоэффективны. Исследования показали, что октреотид (синтетический аналог соматостатина) в ряде случаев стимулировал моторику кишки и подавлял избыточный бактериальный рост у больных системной склеродермией. При атрофическом гастрите с выраженным снижением кислотообразующей функции желудка отсутствует этап ацидификации двенадцатиперстной кишки, что ведет к снижению синтеза секретина и хо-лецистокинина и нарушению панкреатической секреции. В связи с этим в схему лечения атрофического гастрита, помимо средств, стимулирующих желудочную секрецию, включают ферментные препараты (фестал, дигестал, панзинорм и др.).

    Фестал — комбинированный ферментный препарат, содержащий основные компоненты сока поджелудочной железы, гемицеллюлазу и компоненты желчи, что позволяет применять его при состояниях, сопровождающихся нарушением солюбилизации жира. Наличие в препарате гемицеллюлазы способствует формированию гелеобразных структур, что положительно влияет на опорожнение желудка, скорость всасывания в тонкой кишке и время пассажа по ЖКТ. Гемицеллюлаза способствует равномерному распределению желчных кислот по ЖКТ, улучшает переваривание растительной клетчатки и положительно влияет на среду обитания бактерий в кишечнике.

    В основе лечения синдрома избыточного роста бактерий в тонкой кишке лежит назначение антибактериальных лекарственных средств. В последние годы для устранения этого синдрома предложено много антибиотиков. Так как чрезмерный бактериальный рост может возникнуть в результате разрастания как аэробной, так и анаэробной флоры, антибиотик должен быть эффективным в отношении нескольких видов микроорганизмов. Удовлетворительные результаты получены при использовании тетрациклина (по 0,25 г 4 раза в сутки), ампициллина (по 0,5 г 4 раза в сутки), метронидазола (по 0,5 г 3 раза в сутки), рифаксимина (по 800—1200 мг/сут). В большинстве случаев требуются повторные курсы антибактериальной терапии продолжительностью 7—14 дней.

    medi.ru

    В желудочно-кишечном тракте (ЖКТ) человека в норме «проживают» от 300 до 500 различных видов бактерий. Микробный пейзаж проксимальных и дистальных отделов тонкой кишки значительно различается. Так, если в верхних отделах тонкой кишки количество микроорганизмов составляет примерно 102 колониеобразующих единиц/мл (КОЕ/мл), то ближе к толстой кишке их уже насчитывается 109 КОЕ/мл. Кроме того, в проксимальных отделах тонкой кишки наиболее распространенными являются грамположительные аэробные виды бактерий, в то время как грамотрицательные анаэробные бактерии чаще локализуются в дистальных отделах. У здоровых людей нормальная микрофлора кишечника поддерживается следующими основными физиологическими механизмами: уровень рН в желудке, активность секреторной функции поджелудочной железы и холерез, моторика тонкой кишки и структурная целостность ЖКТ. Нарушение любого из этих защитных механизмов может привести к развитию синдрома избыточного бактериального роста в тонкой кишке (СИБР) [1].

    К наиболее важным этиологическим факторам СИБР относятся следующие [2]:

    • нарушение функции илеоцекального клапана (воспалительные и опухолевые процессы, первичная функциональная недостаточность);
    • последствия хирургических операций (анатомическая или хирургически сформированная слепая петля; тонкотолстокишечный анастомоз или свищ, ваготомия, холецистэктомия, резекция тонкой кишки);
    • заболевания ЖКТ, связанные с моторными расстройствами — гастростаз, дуоденостаз, стаз содержимого в тонкой и толстой кишках (хронические запоры, в том числе у больных диабетом);
    • нарушения полостного пищеварения и всасывания (мальдигестия и мальабсорбция), в том числе связанные с ахлоргидрией различного происхождения (оперированный желудок, хронический атрофический гастрит, длительный прием ингибиторов протонной помпы), с внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы (хронический панкреатит), с патологией желчевыводящих путей (желчнокаменная болезнь, хронический холецистит);
    • энтеропатии (дисахаридазная недостаточность и прочие пищевые интолерантности);
    • длительный пищевой дисбаланс;
    • хронические воспалительные заболевания кишечника, дивертикулиты, синдром короткой кишки;
    • поступление бактерий из внекишечного резервуара (например, при холангите);
    • местные и системные иммунные нарушения — лучевое, химическое воздействие (цитостатики), СПИД;
    • антибиотикотерапия;
    • стрессы различного происхождения;
    • опухоли кишечника и мезентериальных лимфатических узлов.

    Кроме того, негативное влияние на микробный пейзаж кишечника оказывают различные диеты для похудения и «чистки» с применением объемных клизм, особенно гидроколонотерапия, которая имеет определенную популярность, но настойчиво не рекомендуется гастроэнтерологами всего мира, так как грубо нарушает микробные биотопы.

    При СИБР не только увеличивается количество микроорганизмов, но и меняется спектр микрофлоры — происходит его сдвиг в сторону грамотрицательных бактерий и анаэробов. У 30% здоровых людей тощая кишка в норме почти стерильна, у остальных — имеет низкую плотность заселения бактериями, которая увеличивается по мере приближения к ободочной кишке и только в дистальном отделе подвздошной кишки обнаруживается микрофлора фекального типа: энтеробактерии, стрептококки, анаэробы рода бактероидов и др. [3].

    Симптомы СИБР (метеоризм, вздутие живота, абдоминальная боль или дискомфорт, диарея, утомляемость, слабость, похудание) не характеризуются специфичностью, они отражают степень распространенности воспаления слизистой оболочки кишки, «наслаиваются» на проявления основного заболевания, являющегося причиной развития СИБР. Более тяжелые симптомы, включая мальабсорбцию, дефицит нутриентов и расстройство метаболизма костной ткани, указывают на осложнения СИБР. Неспецифичность этих симптомов часто бывает причиной диагностических ошибок и требует дифференциального диагноза с синдромом раздраженной кишки, непереносимостью лактозы или фруктозы.

    Для характеристики СИБР необходимо не только определение абсолютного количества бактерий, но и их видовое типирование, которое определяет проявление признаков и симптомов заболевания. Если преобладает избыточный рост бактерий, метаболизирующих желчные соли в неконъюгированные или нерастворимые соединения, то развивается клиническая картина мальабсорбции жира или диарея, вызванная желчными кислотами. Деконъюгированные желчные кислоты могут оказывать токсический повреждающий эффект на энтероциты, что нарушает не только ассимиляцию жиров, но и углеводов и белков. При избыточном росте бактерий, которые преимущественно метаболизируют углеводы в короткоцепочечные жирные кислоты и газ, в клинической картине преобладают вздутия живота без диареи, поскольку образующиеся продукты метаболизма могут абсорбироваться.

    Верификацию избыточного бактериального роста в тонкой кишке проводят с помощью прямого и непрямых методов диагностики данного синдрома. «Золотым стандартом» диагностики СИБР является посев микрофлоры, для этого необходима аспирация содержимого тонкой кишки с немедленным посевом аспирата на питательную среду. Однако избыточный бактериальный рост может затрагивать наиболее дистальные участки тонкого кишечника, находящиеся вне пределов досягаемости инструментария [4].

    Посев кала, использующийся в нашей стране как метод оценки микробного биоценоза кишечника, в случае СИБР малоинформативен, так как даже при максимальном приближении к правилам проведения микробиологических исследований может дать представление о микробном составе лишь 12–15 типируемых видов бактерий дистального отдела толстой кишки [5]. К тому же, если учесть, что основная нормофлора кишечника — анаэробы, а пациент собирает и несет свои фекалии до бактериологической лаборатории в присутствии обычного воздуха, в состав которого входит кислород, то большая часть этих бактерий погибает, зато очень быстро размножается патогенная аэробная флора. Что вырастет при посеве такого содержимого? Остается только гадать, но этот посев вряд ли будет иметь отношение даже к микробному пейзажу прямой кишки. Исследования кала информативны для поиска инфекционных возбудителей или глистной инвазии, но не для диагностики СИБР.

    Помимо посева микрофлоры тонкой кишки, для установления избыточного бактериального роста применимы другие методы, основанные на изучении концентрации индикана, продуцируемого индолположительными микроорганизмами, фенола и паракрезола, являющихся метаболитами аэробных (в меньшей степени) и анаэробных (в большей степени) микроорганизмов, а также способ диагностики состояния микробиоценоза различных биотопов, в том числе кишечника, основанный на определении короткоцепочечных (монокарбоновых) жирных кислот (КЦЖК), являющихся метаболитами в основном анаэробных родов микроорганизмов, методом газожидкостного хроматографического анализа [6].

    К непрямым методам диагностики СИБР относятся тесты, основанные на изучении метаболитов микрофлоры. Это 14С- или 13С-гликохолатный, 14С-D- или 13C-D-ксилозный дыхательные тесты, для выполнения которых необходимы изотопы и специализированная лаборатория, а также водородные дыхательные тесты с лактулозой, глюкозой, лактозой и другими сахарами.

    Альтернативным методом являются водородные дыхательные тесты, наиболее часто применяемые для диагностики СИБР. Это простые, информативные и неинвазивные методы, которые были разработаны около 25 лет назад для диагностики различных заболеваний пищеварительного канала, в первую очередь для определения мальабсорбции углеводов и избыточного бактериального роста в тонкой кишке. В настоящее время во всем мире данный диагностический метод быстро внедряется в клиническую практику. Некоторые методологические аспекты отдельных водородных тестов все еще не стандартизированы, поэтому изучение эффективности существующих и разработка и/или усовершенствование новых тестов во всем мире продолжается [7].

    В 2008 г. был принят Римский консенсус по водородным тестам, в котором изложены рекомендации международных экспертов для клинической практики относительно показаний и методов проведения водородных дыхательных тестов при заболеваниях пищеварительного канала [8]. Метод дешев, прост, однако многие практикующие врачи не только не знают основных положений консенсуса, но и до сих пор вообще не знакомы с этим тестом, не знают его диагностических возможностей, определенных ограничений и недостатков [9].

    Содержание водорода в самом нижнем слое атмосферы — тропосфере — составляет 0,575 миллионных долей (м.д.), содержание же его в выдыхаемом воздухе здорового человека 20–30 м.д. и более (исключение составляют некоторые люди, кишечная микрофлора которых продуцирует больше метана, чем водорода, небольшая часть населения продуцирует еще не определенные газы, являясь неответчиками для водородных тестов). Усиление выделения водорода встречается в том случае, когда часть поглощенных углеводов и протеинов не всасывается или не переваривается слизистой оболочкой тонкого кишечника и используется бактериальными колониями толстого кишечника для брожения с выделением водорода. Часть этого водорода всасывается слизистой оболочкой кишечника в кровь и транспортируется в легкие, где выделяется с выдыхаемым воздухом. Таким образом, при нарушении всасывания или избыточном бактериальном росте в тонком кишечнике поглощенные углеводы (глюкоза, фруктоза, лактулоза, галактоза, ксилоза, лактоза и т. д.) или вещества, схожие с углеводами по молекулярной структуре (сорбитол, ксилит, маннитол и т. д.), вызывают увеличение концентрации водорода в выдыхаемом воздухе. Если газы не утилизируются бактериями, они абсорбируются, а затем выделяются с дыханием или во время опорожнения кишечника. В частности, водород может быстро всасываться в кровь и выделяться легкими, что является логичным обоснованием водородного дыхательного теста, широко используемого для определения мальабсорбции углеводов. Абсорбированный H2 практически полностью удаляется из крови за один пассаж через легкие, таким образом, уровень экскреции водорода должен быть эквивалентен его абсорбции в кишечнике. Около 14–20% H2, высвобождаемого в толстой кишке, экскретируется через легкие. Таким образом, концентрация водорода в выдыхаемом воздухе может быть мерой его кишечной продукции [10, 11].

    Водородный тест применяется для ориентировочного представления о степени бактериального обсеменения тонкой кишки. Этот показатель находится в прямой зависимости от концентрации водорода в выдыхаемом воздухе натощак. У больных с заболеваниями кишечника, протекающими с хронической рецидивирующей диареей и бактериальным обсеменением тонкой кишки, концентрация водорода в выдыхаемом воздухе значительно превышает 15 м. д. При бактериальном обсеменении тонкой кишки «пик» нарастания концентрации водорода в выдыхаемом воздухе появляется гораздо раньше. Данный тест характеризуется следующими преимуществами:

    • неограниченным доступом к бактериям всех отделов пищеварительного тракта (в отличие от глюкозы, которая позволяет оценить избыточный рост только в проксимальных отделах тонкого кишечника);
    • хорошей корреляцией между скоростью продукции водорода в пищеварительном тракте и скоростью выделения водорода легкими;
    • четким разграничением метаболической активности бактерий и их хозяина.

    При помощи водородных дыхательных тестов можно диагностировать широкий спектр нарушений работы ЖКТ:

    • увеличение времени транзита углеводов по желудочно-кишечному тракту;
    • синдром избыточного бактериального роста;
    • мальабсорбция или мальдегестия некоторых углеводов;
    • непереносимость лактулозы, сахарозы, лактозы.

    Лактулоза является искусственным синтетическим дисахаридом, состоящим из фруктозы и галактозы. В организме человека не существует фермента, способного разложить ее на моносахариды. Концентрация водорода в выдыхаемом воздухе при водородном дыхательном тесте с лактулозой может соответствовать разным типам графиков:

    • нормальный — в тонком кишечнике лактулоза не разлагается, при достижении толстого кишечника она подвергается брожению с выделением водорода, который всасывается в кровь и выделяется с выдыхаемым воздухом;
    • патологический — при избыточном бактериальном росте лактулоза подвергается брожению уже в тонком кишечнике, концентрация водорода достигает максимума раньше.

    Тест с лактулозой является наиболее распространенным неинвазивным тестом для определения времени кишечного транзита различных углеводов. После базового выдоха обследуемым предлагается выпить раствор лактулозы в небольшом (50–150 мл) количестве воды: детям до 6 мес — 3,34 г (5 мл), детям старше 6 мес — 6,68 г (10 мл), взрослым — 10 г (15 мл). Непосредственную регистрацию измерений производит обученная медсестра, заключение дает гастроэнтеролог, клиническую оценку и лечение проводит врач, направивший пациента на обследование. Диагностическим считается повышение концентрации водорода свыше 15 м. д. Ранний пик концентрации Н2 говорит о синдроме избыточного бактериального роста, задержка роста концентрации Н2 указывает на удлинение времени кишечного транзита. Проводится тест в течение 2,5–4 часов, пациент делает выдохи в трубку прибора или специальный, герметически закрывающийся пакет определенного объема, через каждые 15–30 минут, в зависимости от фазы исследования. Для точности теста необходимо, чтобы продукция водорода из неабсорбированного углевода тестовой пищи бактериями толстой кишки приводила к четко различимому повышению водородного сигнала в выдыхаемом воздухе. На основании результатов исследований целесообразно воздерживаться от приема пищи в ночь перед обследованием. Кроме того, изменять выделение водорода с выдыхаемым воздухом может курение, поэтому пациентам запрещается курить до и во время прохождения теста [12].

    Мы имеем пятилетний опыт работы с дыхательными водородными тестами с использованием в практике прибора Gastrolyzer 2. В данной статье приводятся несколько интересных клинических примеров из нашей практики. Всем пациентам кроме дыхательных водородных тестов с лактулозой назначались стандартные обследования: кроме общеклинических методов, комплекс методик на выявление целиакии, исследование кала на антиген лямблий, копрограмму, фекальную эластазу-1, компьютерную колоноскопию или ирригоскопию, фиброколоноскопию (по показаниям), психологическое тестирование, кроме того, каждый пациент заполнял опросник Irritable Bowel Syndrom Quality of Life (IBS-QoL), предназначенный для оценки качества жизни пациентов, страдающих синдромом раздраженного кишечника (СРК) [13].

    Пациент А., возраст 60 лет. Жалобы на постоянный кашицеобразный стул частотой до 5–6 раз в день в течение двух лет, периодические боли в животе, вздутие живота, флатуленцию, непереносимость ряда продуктов, похудание на 17 кг за два года, ухудшение самочувствия в последние 3 месяца, необходимость соблюдать строгую диету, включающую рисовую кашу на воде, сухари, крепкий чай и т. п. Обследовался и лечился у инфекциониста с некоторым улучшением, которое не было длительным. По результатам стандартных обследований установлена железодефицитная анемия легкой степени тяжести, снижение показателей магния и кальция в крови. По данным дыхательного водородного теста диагностирована выраженная бактериальная контаминация тонкой кишки (рис. 1, № 1). Назначено лечение — антибиотики, затем курс пребиотиков и пробиотиков, поливитаминов. Через месяц на приеме пациент отмечал значительное улучшение самочувствия, прибавку в весе 5 кг, нормализацию стула. Через 6 месяцев результаты анализов крови и дыхательный водородный тест показали отсутствие патологии (рис. 2, № 1).

    Результаты дыхательных водородных тестов до?лечения

    Пациентка У., возраст 72 года. Жалобы на тошноту, горечь во рту по утрам, чередование запоров и поносов, периодические боли в животе натощак и через некоторое время после приема пищи, вздутие живота. Похудела на 15 кг за последние 3 года, соблюдает строгую диету с исключением жирной, жареной и молочной пищи и т. п. По результатам исследования выявлены амилорея и стеаторея по копрограме, содержание фекальной эластазы-1 — 50 мкг/г кала, выраженная гипомоторная дисфункция желчного пузыря. Данные дыхательного водородного теста в норме (рис. 1, № 2). Назначена схема лечения хронического панкреатита и билиарной недостаточности с хорошим клиническим эффектом в динамике.

    Пациентка А., возраст 42 года. Жалобы на чередование запоров и поносов, нервозность, слабость, повышенную утомляемость. Неоднократно лечилась по поводу «дисбактериоза» без эффекта. Стандартные исследования без патологии. По данным дыхательного теста (рис. 1, № 3) можно предположить снижение скорости транзита по тонкой кишке, снижение уровня нормофлоры в толстой кишке. По данным психологического тестирования — соматоформное тревожное расстройство в рамках СРК, средней степени тяжести. Назначено лечение психотропными препаратами, пребиотиками и пробиотиками. В динамике через 6 месяцев отмечено прекращение жалоб и нормализация показателей дыхательного водородного теста (рис. 2, № 3).

    Пациент Р., возраст 64 года. Диагноз — цирроз печени вирусной этиологии в исходе гепатита С, класс В по классификации Чайлда–Пью. Жалобы на выраженный метеоризм, жидкий стул, боли в животе, которые усиливаются после приема лактулозы, входящей в схему лечения. Дыхательный водородный тест показал выраженную бактериальную контаминацию тонкой кишки (рис. 1, № 4). В таких ситуациях данный тест может использоваться для мониторирования СИБР с целью назначения антибактериальной терапии. В динамике после курса антибиотикотерапии отмечена значительная положительная динамика, но рекомендован повторный курс с заменой препарата (рис. 2, № 4).

    Пациент Н., возраст 32 года. Жалобы на постоянные ноющие боли в животе, усиливающиеся при стрессе или после приема определенных продуктов, периодический кашице­образный стул частотой до 2–4 раз в сутки, вздутие живота, утомляемость, нервозность, ангедонию. В результате стандартных исследований патологии не выявлено. В течение нескольких лет посещает гастроэнтерологов, хирургов, назначенное лечение «дисбактериоза» малоэффективно, вес стабилен. По результатам дыхательного теста выявлен СИБР (рис. 1, № 5). По психологическим опросникам выявлено соматоформное депрессивное расстройство в рамках СРК, ассоциированного с СИБР, тяжелой степени. Назначено лечение антибиотиками, пребиотиками, пробиотиками, антидепрессантами. После курса лечения СИБР у пациента клинически отмечено улучшение (рис. 2, № 5), но болевой синдром до конца не купирован, пациент продолжает прием антидепрессантов.

    Пациентка М., возраст 37 лет. Жалобы на периодический кашицеобразный стул с детства, плохую переносимость молочных продуктов, последние три года кашицеобразный стул стал постоянным с частотой 4–8 раз в сутки, похудела на 8 кг, индекс массы тела составил 17,2 кг/м2. Стандартные исследования выявили целиакию, железодефицитную анемию легкой степени тяжести, по данным водородного дыхательного теста установлен СИБР (рис. 1, № 6). Назначено лечение, предусматривающее аглютеновую диету, прием антибиотиков, пробиотиков, пребиотиков, поливитаминов с комплексом основных микроэлементов. В динамике отмечено улучшение — прибавка в весе 3 кг, частота кашицеобразного стула сократилась до 2–3 раз в сутки. Результаты дыхательного водородного теста соответствуют норме (рис. 2, № 6).

    Водородные дыхательные тесты на сегодняшний день рассматривают как информативные методы диагностики определенных физиологических и патологических процессов, таких как мальабсорбция углеводов (лактоза, фруктоза, сорбитол), СИБР, а также определение времени ороцекального транзита. Ввиду неинвазивности и относительной дешевизны во многих случаях они являются диагностическими тестами первой линии обследования. Значение водородных дыхательных тестов и клинические показания для их проведения в гастроэнтерологической практике постоянно уточняются и расширяются. Практические врачи должны знать о преимуществах и недостатках этих методов обследования и широко применять их при лечении больных.

    Следует отметить, что проблема терапии избыточной бактериальной контаминации не столь актуальна, как ее диагностика. Лечение пациентов с синдромом избыточного бактериального роста заключается в устранении избыточного бактериального обсеменения тонкой кишки, восстановлении микробиоценоза кишечника, нормализации кишечного пищеварения. Параллельно проводится симптоматическое лечение, направленное на ликвидацию или уменьшение выраженности основных симптомов заболевания.

    Многими авторами рекомендуется назначение антибактериальных препаратов широкого спектра действия, эффективных против анаэробных бактерий, — рифаксимина (внутрь по 400–600 мг 2 раза в сутки), тетрациклина (внутрь по 0,25 г 4 раза в сутки), ампициллина (внутрь по 0,5 г 4 раза в сутки), метронидазола (внутрь по 500 мг 3 раза в сутки), ципрофлоксацина (внутрь по 500 мг 2 раза в день), норфлоксацина (внутрь по 800 мг в сутки), ванкомицина (внутрь по 125 мг 4 раза в день) [2, 3, 14]. Иногда требуется проведение повторных курсов продолжительностью от 7 до 14 дней. В нашей практике чаще всего мы используем рифаксимин в дозе по 400 мг 2 раза в сутки, часто для значительного улучшения самочувствия и для нормализации показателей дыхательного водородного теста бывает достаточно одного курса лечения. Если болевой синдром и кишечная диспепсия сохраняются при нормализации показателей дыхательного водородного теста, то данная симптоматика рассматривается как проявление СРК. При анализе данных, накопленных нами за 5 лет, частота ассоциации СРК и СИБР выявлена более чем у 60% пациентов.

    После курса антибактериальной терапии мы назначаем про- и пребиотики, например, Линекс® (производства компании Sandoz Pharma, Швейцария) — пробиотический препарат, отвечающий современным требованиям. В состав его входят L. acidophilus, B. infantis, Ent. faecium, содержание которых составляет не менее 107 микробных тел. Микроорганизмы, входящие в состав препарата, заключены в капсулу, которая раскрывается в желудке. Вследствие высокой кислотоустойчивости всех компонентов препарата бактерии не разрушается в желудке и препарат способен оказывать пробиотическое действие на всех уровнях желудочно-кишечного тракта. Входящие в состав препарата Линекс® микробы устойчивы к большинству антибиотиков, что позволяет использовать препарат на фоне антибактериальной терапии. Резистентность полученных штаммов сохраняется при повторной инокуляции в течение 30 поколений и in vivo. В исследованиях препарата Линекс® показано, что переноса резистентности к другим микроорганизмам не происходит [14]. При необходимости Линекс® можно применять одновременно с антибактериальными и химиотерапевтическими средствами.

    Выбор пробиотика для эмпирической коррекции микробного пейзажа кишечника — довольно сложная задача, поскольку многие препараты оказываются неэффективными. Возможно, это связано с быстрой гибелью вводимых штаммов из-за высокой агрессивности иммунной системы по отношению к собственной микрофлоре. Многие проблемы коррекции дисбактериоза кишечника могут быть разрешены путем разработки и внедрения принципиально новых препаратов — микробных метаболитов. Первым представителем этой группы стал Хилак® форте (производство Ratiopharm ГмбХ, Германия). Строго говоря, эти средства не относятся ни к пробиотикам, ни к пребиотикам. Тем не менее, их условно можно назвать метаболитными пробиотиками, поскольку в их в состав входят продукты жизнедеятельности нормальных симбионтов. В препарате содержится стерильный концентрат продуктов обмена сахаролитических (Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus helveticus и Streptococcus faecalis) и протеолитических (Е. coli) представителей индигенной микрофлоры, КЦЖК. Дополнительно в состав Хилака® форте входят биосинтетические молочная, фосфорная и лимонная кислоты, сорбат калия, сбалансированный комплекс буферных солей (кислый фосфорнокислый натрий и калий) и ряд аминокислот. Биологическая активность 1 мл препарата Хилак® форте соответствует активности примерно 100 млрд живых микроорганизмов [15].

    На фоне ускоренного развития нормальных симбионтов кишечника под действием препарата нормализуется естественный синтез витаминов группы В и К. Содержащиеся в Хилаке форте КЦЖК обеспечивают восстановление поврежденной микрофлоры кишечника при инфекционных заболеваниях ЖКТ, стимулируют регенерацию эпителиальных клеток кишечной стенки, восстанавливают нарушенный водно-электролитный баланс в просвете кишки [16].

    Опубликованы работы, посвященные использованию препарата Хилак® форте в практической медицине как в России, так и за рубежом [17–21]. В результате исследований эффективности препарата было установлено, что его свойства пребиотика направлены не только на оптимизацию функционального состояния кишечника, но и участвуют в регуляции важных гомеостатических механизмов на уровне макроорганизма. В 2003 г. независимым экспертным комитетом препарату Хилак® форте была присуждена премия «Платиновая унция» [22]. Данный препарат реализует свое положительное влияние на физиологические функции макроорганизма в результате модуляции иммунных реакций, изменения функции макрофагов и продукции цитокинов, а также активации иммунной системы, связанной со слизистыми оболочками. Нормализуя водно-электролитный баланс и рН в просвете кишечника, Хилак® форте является мягким регулятором моторной функции толстой кишки, способствует быстрому восстановлению биоценоза кишечника через нормализацию нормальной микрофлоры — бифидо- и лактобактерий, стимулирует синтез эпителиальных клеток кишечной стенки кишечника. Благодаря тому, что Хилак® форте содержит биосинтетическую молочную кислоту и ее буферные соли, препарат нормализует кислотность в пищеварительном тракте независимо от состояния секреторной функции желудка. Молочная кислота создает условия, неблагоприятные для патогенных микроорганизмов [23].

    Хилак® форте показан при самых разнообразных состояниях, сопровождающихся нарушением микробного баланса: нарушениях мальдигестии и мальабсорбции различного происхождения, нарушении перистальтической активности кишечника, в периоде выздоровления после острых инфекционных энтероколитов и т. д. Назначение Хилака® форте целесообразно во время лечения антибиотиками и некоторое время после их отмены для профилактики нарушений в составе кишечной микрофлоры. Хилак® форте характеризуется высокой эффективностью и хорошей переносимостью. Противопоказаний к назначению препарата и побочных действий не выявлено, его можно назначать не только взрослым, но и детям грудного возраста. Хилак® форте рекомендуется принимать внутрь до или во время еды, разбавив небольшим количеством жидкости (вода не должна иметь щелочную реакцию!). Начальная доза для взрослых составляет по 40–60 капель 3 раза в день; для детей — по 20–40 капель 3 раза в день; для детей грудного возраста — по 15–30 капель 3 раза в день. По мере клинического улучшения доза может быть уменьшена наполовину. Хилак® форте нельзя принимать в одно время с антацидными препаратами и адсорбентами, поскольку антациды нейтрализуют, а адсорбенты снижают биодоступность кислот, входящих в состав препарата [14].

    В качестве пребиотика длительного применения (до 6 месяцев) можно использовать лактулозу (препарат Дюфалак, производитель Эбботт Биолоджикалз, Нидерланды) в пребиотичекой дозе 5–10 мл в день. Лактулоза является классическим активным пребиотиком, или бифидус-фактором, уникальным углеводом, присутствующим в женском молоке. В кишечнике лактулоза становится идеальным питательным субстратом для сахаролитических бактерий (бифидо- и лактобактерий).

    Таким образом, для диагностики СИБР у пациентов целесообразно назначать дыхательные водородные тесты с лактулозой, глюкозой, лактозой и другими сахарами наряду с другими стандартными методами обследования. Для коррекции СИБР, помимо селективной деконтаминации патогенной и условно-патогенной микрофлоры (при необходимости), очень важно восстановить нормальный микробный пейзаж кишечника с использованием пребиотиков и пробиотиков, в том числе и метаболитных пробиотиков.

    Литература

    1. Плотникова Е. Ю., Краснова М. В., Баранова Е. Н., Шамрай М. А., Борщ М. В. Дыхательные водородные тесты в диагностике синдрома избыточного бактериального роста. В кн.: Диагностика заболеваний желудочно-кишечного тракта по выдыхаемому воздуху. Сборник научных статей III международного конкурса научно-исследовательских работ. СПб, 2012. С. 64–70.
    2. Kopacova M., Bures J., Cyrany J. et al. Small intestinal bacterial overgrowth syndrome / World J Gastroenterol. 2010. 16 (24). Р. 2978–2990.
    3. Маев И. В., Самсонов А. А. Терапевтическая тактика при синдроме избыточного бактериального роста в тонкой кишке // Consilium Medicum. 2007. № 7. С. 45–56.
    4. Singh, V. V., Toskes, P. P. Small Bowel Bacterial Overgrowth: Presentation, Diagnosis, and Treatment // Curr Treat Options Gastroenterol. 2004. 7 (1). Р. 19–28.
    5. Василенко В. В. Дисбактериоз — синдром раздраженного кишечника: эссе-анализ проблемы // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. 2000. № 6. С. 10–13.
    6. Ардатская М. Д. Синдром избыточного бактериального роста и нарушение процессов пищеварения и всасывания // Поликлиника. 2009. № 2. С. 38–40.
    7. Передерий В. Г., Ткач С. М., Сизенко А. К., Швец О. В. Клиническое применение водородных дыхательных тестов в гастроэнтерологии // Сучасна гастроентерологія. 2010. № 4 (54). С. 26–33.
    8. Gasbarrini A., Corazza G. R., Gasbarrini G., Montalto M. 1 st Rome H2-Breath Testing Consensus Conference Working Group. Methodology and indications of H2-breath testing in gastrointestinal diseases: the Rome Consensus Conference // Aliment. Pharmacol. Ther. 2009, Mar 30. 29 (suppl. 1). P. 1–49.
    9. Белоусова Е. А. Синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке в свете общей концепции о дисбактериозе кишечника: взгляд на проблему // Фарматека. 2009. № 2. С. 8–16.
    10. Levitt M. D., Bond J. H. Jr. Volume, composition, and source of intestinal gas // Gastroenterology. 1970. 59. P. 921–929.
    11. Levitt M. D., Donaldson R. M. Use of respiratory hydrogen (H2) excretion to detect carbohydrate malabsorption // J. Lab. Clin. Med. 1970. 75. P. 937–945.
    12. Perman J. A., Modler S. Glycoproteins as for production of hydrogen and methane by colonic bacterial flora // Gastroenterology. 1982. 83. P. 388–393.
    13. Patrick D. L., Drossman D. A., Frederick I. O., DiCesare J., Puder K. L. Quality of life in persons with irritable bowel syndrome: development and validation of a new measure // Dig. Dis. Sci. 1998. Feb. 43 (2). Р. 400–411.
    14. Шульпекова Ю. О. Антибиотикоассоции­рованная диарея // РМЖ. 2007. Т. 15. № 6. С. 1–6.
    15. Бондаренко В. М., Боев Б. В., Лыкова Е. А. и соавт. Дисбактериозы желудочно-кишечного тракта // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 1999. № 1. С. 66–70.
    16. Справочник Видаль. Лекарственные препараты в России. М., 2011. С. 919–920.
    17. Лобзин Ю. В., Макарова В. Г., Корвякова Е. Р., Захаренко С. М. Дисбактериоз кишечника (клиника, диагностика, лечение): Рук-во для врачей. СПб: ООО «Издательство Фолиант», 2003. 256 с.
    18. Collins M. D., Gibson G. R. Probiotics, prebiotics, and synbiotics: approaches for modulating the microbial ecology of the gut // Am J Clin Nutr. 1999. 69 (5). Р. 1052–1057.
    19. Максимов И. К. Нарушение микробиоценоза на фоне полихимиотерапии у больных опухолевыми заболеваниями системы крови: новые методы диагностики и коррекции // Фарматека. 2004. № 13. С. 79–84.
    20. Грачева Н. М., Леонтьева Н. И., Щербаков И. Т., Партин О. С. Хилак форте в комплексном лечении больных острыми кишечными инфекциями и хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта с явлениями дисбактериоза кишечника // Consilium medicum. Гастроэнтерология (Приложение). 2004. № 6 (1). С. 18–21.
    21. Hrusovska F., Blanarikova Z., Ondrisova M., Michalickova J. Hylak forte drops in the treatment of atopic eczema in children // Cesk Pediatr. 1993. 48 (2). Р. 94–96.
    22. Урсова Н. И., Римарчук Г. В., Савицкая К. И. Хилак форте: новое направление в коррекции дисбактериоза кишечника у детей // Фарматека. 2005. № 2 (98) С. 33–35.
    23. Потапов А. С., Пахомовская Н. Л., Полякова С. И. Применение пробиотиков врачами общей практики // Справочник поликлинического врача. 2007. Т. 4. № 6. С. 45–49.

    Е. Ю. Плотникова*, доктор медицинских наук, профессор
    М. В. Борщ**
    М. В. Краснова***,
    кандидат медицинских наук
    Е. Н. Баранова*

    *ГБОУ ВПО КемГМА МЗ РФ, Кемерово,
    **МБЛПУ Городская клиническая больница № 1, Новокузнецк,
    ***Кузбасский областной гепатологический центр МБУЗ ГКБ № 3 им. М. А. Подгорбунского, Кемерово

    Контактная информация об авторах для переписки: eka-pl@rambler.ru

    www.lvrach.ru